Решение суда (коллекторы)

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

02 декабря 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего: Чуньковой Т.Ю.

судей: Хомутовой И.В., Кандаковой Л.Ю.,

при секретаре: Быковой Н.И.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Хомутовой И.В.

гражданское дело по кассационной жалобе Открытого акционерного общества «Первое коллекторское бюро»,

на решение Заводского районного суда г.Новокузнецка Кемеровской области от 28 сентября 2011 года,

по иску Открытого акционерного общества «Первое коллекторское бюро» к Маренкову А. В. о взыскании долга по кредитному договору,

установила:

ОАО «ПКБ» обратился с иском к Маренкову А.В. о взыскании долга по кредитному договору.

Свои требования мотивировал тем, что 29 сентября 2007 года между Маренковым А.В. и ОАО «УРСА Банк» был заключен кредитный договор на сумму – рублей, ставка кредита – 34% годовых, срок кредита – 1 800 дней с правом досрочною возврата денежных средств, комиссионное вознаграждение банка за обналичивание – 5% от суммы обналичиваемых денежных средств единовременно, комиссионное вознаграждение за ведение ссудного счета 0% от суммы кредита. Повышенная ставка кредита при нарушении срока возврата кредита – 220% годовых на сумму просроченного платежа за каждый день просрочки.

29.02.2008г. между ООО «Первое коллекторское бюро» и ОАО «УРСА Банк» был заключен Договор об уступке прав (требований) по кредитному договору, заключенному ответчиком с банком.

В соответствии с Протоколом №28 Внеочередного общего собрания участников ООО «Первое коллекторское бюро» от 17.12.2008г., Общество с ограниченной ответственностью «Первое коллекторское бюро» 03.02.XXXX г.реорганизовано путем преобразования в Открытое акционерное общество «Первое коллекторское бюро». В результате чего к ОАО «Первое коллекторское бюро» в порядке правопреемства перешли все права и обязанности, включая право требовани) по договору об уступке прав от 29.02.2008 г.

В соответствии с решением общего собрания акционеров Банка от 08.05.2009 г., решением Общего собрания акционеров Открытого, акционерного общества «МДМ-Банк» от 08.05.2009г. и решением единственного акционера Закрытого акционерного общества «Банковский холдиш МДМ» от 08.05.2009 г., банк реорганизован в форме присоединения к нему Открытого акционерного общества «МДМ Банк» и Закрытого акционерного общества «Банковский холдинг МДМ», и наименование Банка изменены на Открытое акционерное общество «МДМ Банк». В результате чего к Банку в порядке правопреемства перешли все права и обязанности, включая права (требования) по заключенным кредитным договорам.

Ответчик с даты приобретения истцом прав (требований) от ОАО «УРСА Банк» по кредитному договору до момента подачи искового заявления, выплаты не производил.

На 02.08.2011г. задолженность Ответчика перед истцом составляет рублей, в том числе: сумма основного долга – рублей, сумма начисленных, но неуплаченных процентов – рублей.

Просил взыскать с Маренкова А.В. в пользу ОАО «Первое Коллекторское Бюро» сумму задолженности в размере рубль, а также взыскать расходы по оплате госпошлины в размере рубля (л.д. 2-3).

Решением Заводского районного суда г.Новокузнецка Кемеровской области от 28 сентября 2011 года постановлено:

В удовлетворении заявленных требований – отказать (л.д. 62-69).

В кассационной жалобе ОАО «ПКБ», в лице представителя – Бадьиной М.В., действующей по доверенности от 01 января 2011 года, сроком до 31 декабря 2011 года (л.д. 22), просит отменить решение суда от 28 сентября 2011 года.

Считает, что суд необоснованно признал договор цессии ничтожным. Полагает, что уступка прав произошла после того, как банк выполнил все свои обязанности по предоставлению кредита, а закон не содержит запрета на уступку прав требования по кредитным обязательствам, так как возврат кредита не подпадает под понятие банковских операций.

Полагает, что из-за признания договора цессии ничтожным, суд разрешил вопрос о правах и обязанностях третьих лиц, не привлекая их к участию в деле.

Не согласен с выводом суда об обязанности уведомить должника о переуступке прав, так как для кредитных отношений личность кредитора значения не имеет.

Помимо указанного, считает, что разглашение банковской тайны не может считаться как общее препятствие для уступки права требования по кредитному договору. Полагает, что в данном случае обязанность по сохранению и защите персональных данных легла на истца (л.д. 71-73).

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,

заслушав пояснения представителей ОАО « Первой коллекторское агентство» Бадьиной М.В., Казаковой Е.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в жалобе, в соответствии с п.1 ст.347 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции.

Согласно ст.382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе нрав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Как установлено ст.388 ГК РФ, уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Из материалов дела усматривается, что 29.09.2007 года Маренковым А.В. обратился в ОАО «УРСА Банк» с заявлением (офертой) на получение кредита. Сумма кредита составляет рублей, ставка кредита – 34% годовых, срок кредита – 1 800 дней с правом досрочною возврата денежных средств, комиссионное вознаграждение банка за обналичивание – 5% от суммы обналичиваемых денежных средств единовременно, комиссионное вознаграждение за ведение ссудного счета 0% от суммы кредита. Повышенная ставка кредита при нарушении срока возврата кредита – 220% годовых на сумму просроченного платежа за каждый день просрочки.

Согласно условиям договора уступки прав (требований) от 29.02.2008 года ОАО «УРСА Банк» уступило ООО «Первое коллекторское бюро» право требования по кредитным обязательствам, в том числе и по кредитному договору, заключенного с Маренковым А.В.

17.12.2008 года ООО «Первое коллекторское бюро» реорганизовано путем преобразования в ОАО «Первое коллекторское бюро», на основании решения внеочередного собрания участников, что подтверждается Уставом ОАО «Первое коллекторское бюро».

В соответствии со ст.819 ГК РФ, по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Таким образом, ст.819 ГК РФ предусматривает, что денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация (имеющая соответствующую лицензию), следовательно, право требования может быть передано лишь субъектам банковской сферы.

Требование лицензирования, а равно наличие банка (кредитной организации) на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия, выступающие объектами обязательств по предоставлению кредита и его возврату. Данное утверждение, в свою очередь, позволяет сделать вывод, что уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензировать банковские операции.

Как установлено нормами права, при совершении сделки по уступке права требования права и обязанности кредитора в полном объеме переходят к новому кредитору.

Проанализировав имеющиеся данные и указанные выше нормы права, судебная коллегия считает, что Суд первой инстанции обоснованно посчитал, что исковые требования удовлетворению не подлежат.

По мнению судебной коллегии, Суд первой инстанции обоснованно сослался на то, что уступка ОАО «Урса Банком» права требования возврата кредита, взятого ответчиком, привело к нарушению установленного законом порядка, поскольку истец не является кредитной организацией. В силу ч.1 ст.819 ГК РФ, денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию. Требования по возврату кредита в рамках заключенного договора может иметься только у организации, обладающей правомочиями на основании лицензии на банковскую деятельность.

Что касается довода жалобы о том, что закон не содержит запрета на уступку прав требования по кредитным обязательствам, так как возврат кредита не подпадает под понятие банковских операций не могут явиться основанием для отмены постановления суда по указанным выше основаниям и в связи с тем, что данные доводы основаны на не верном толковании норм права. Из договора уступки права требования следует, что предметом договора являются именно кредитные обязательства, а цессионарию переданы как кредитный договор, так и все сведения, касающиеся данных обязательств.

Судебная коллегия не может принять доводы жалобы о том, что разглашение банковской тайны не может считаться как общее препятствие для уступки права требования по кредитному договору.

Как усматривается из ст.857 ГК РФ, банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом.

В случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков.

В соответствии со ст.26 ФЗ от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности», Кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

За разглашение банковской тайны Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, кредитные, аудиторские и иные организации, уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, орган валютного контроля, уполномоченный Правительством Российской Федерации, и агенты валютного контроля, а также их должностные лица и их работники несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба, в порядке, установленном федеральным законом.

Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, не вправе разглашать сведения о счетах, вкладах, а также сведения о конкретных сделках и об операциях из отчетов кредитных организаций, полученные им в результате исполнения лицензионных, надзорных и контрольных функций, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

Таким образом, законом установлена ответственность за разглашение банком (то есть передачу иным лицам) указанной информации, составляющей в силу статьи 857 ГК РФ банковскую тайну и право заемщика на сохранение информации о его банковском счете, операций по этому счету, а также сведений, касающихся непосредственно самого заемщика, в тайне и разглашение этих сведений третьим лицам, не указанным в законе, нарушает его права. Соблюдение банковской тайны является одним из критериев качества соответствующей финансовой услуги, оказываемой банком потребителю, в связи с чем, цессия в потребительских отношениях допустима только если новый кредитор является банком, обязанным, как и первоначальный кредитор, качественно обслужить клиента-потребителя, в том числе с соблюдением банковской тайны.

Анализируя указанные выше обстоятельства, судебная коллегия считает, что Суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что уступка требования по спорному кредитному обязательству, между ОАО «Урса Банк» и ООО «Первое коллекторское бюро», привела к разглашению банковской тайны, что является существенным нарушением требований ст.857 ГК РФ, ст.26 Закона №395-1 «О банках и банковской деятельности», нарушает права ответчика.

Довод кассатора о том, что ст. 385 ГК РФ является законом, который устанавливает правила передачи персональных данных должников основан на неправильном толковании закона, поскольку правила передачи персональных данных регулируется специальными нормами права.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, поэтому решение суда, в обжалованной части, является законным и обоснованным и оснований для его отмены в этой части не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Заводского районного суда г.Новокузнецка Кемеровской области от 28 сентября 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика