Существенное изменение обстоятельств

Анализ судебно-арбитражной практики позволяет утверждать, что при рассмотрении исков, правовым обоснованием которых выступает ст. 451 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК), арбитражные суды испытывают серьезные затруднения.

С сожалением можно констатировать то, что в отдельных случаях арбитражные суды признавали спорный договор недействительным как противоречащий ст. 451 ГК.

Такой вывод суда в любом случае нельзя признать правильным, поскольку ст. 451 ГК предусматривает не основания признания сделки недействительной, а основания для расторжения или изменения гражданско-правового договора.

Существенное изменение обстоятельств – самостоятельный случай расторжения либо изменения договорных обязательств, поэтому ст. 451 ГК не может применяться субсидиарно по отношению к иным статьям ГК, предусматривающим преобразование договорных обязательств. Другими словами, сторона, требующая расторжения (изменения) договора в силу существенного изменения обязательств, должна указывать этот случай в качестве самостоятельного и единственного основания своих исковых требований, а не в дополнение к иным основаниям.

Между тем, на практике в порядке вещей ссылаться на ст.451 ГК наряду с иным правовым обоснованием: в обоснование иска о расторжении договора на оказание возмездных услуг истец ссылается на ст.ст. 450, 451 ГК[1] либо исковые требования о расторжении договора аренды нежилых помещений обосновываются ст.ст. 450, 451, 452, 453, 650, 651 ГК[2], либо в качестве правового обоснования иска о расторжении договора на предоставление и пользование коммунальными услугами называются ст.ст. 1, 10-12, 422, 450-453, 779-782 ГК[3].

Думается, что правовое обоснование заявленного иска должно быть единственным, в противном случае арбитражный суд в едином процессе вынужден рассмотреть несколько исковых требований[4]. Например, в первом из указанных выше примерах (о расторжении договора на оказание возмездных услуг) суду надлежит проверить: во-первых, имело ли место существенное нарушение договора ответчиком (п. 2 ст. 450 ГК), во-вторых, существуют ли иные основания для расторжения договора (п. 2 ст. 450 ГК), в-третьих, есть ли основания для расторжения договора по причине существенного изменения обстоятельств (ст. 451 ГК). То есть, по сути, суд рассматривает три (!) различных иска притом, что они оформлены и оплачены государственной пошлиной как одно исковое требование. Такая практика не может быть признана верной и нуждается в изменении.

Большинство проблем, возникающих при рассмотрении споров о расторжении (изменении) договора на основании ст. 451 ГК, пожалуй, связано с процедурой доказывания существенного изменения обстоятельств. Первопричиной этих проблем выступает недостаточное уяснение судьями сути понятия «существенных изменений». В силу этого необходимо более подробно рассмотреть положения, закрепленные в ст. 451 ГК.

Существенное изменение обстоятельств требует преобразования договора в том случае, когда в результате такого изменения нарушается соотношение имущественных интересов сторон договора и одна из сторон сделки утрачивает коммерческий интерес к исполнению принятых обязательств. То есть сторона, ожидающая положительного экономического результата от сделки, по причине существенного изменения обстоятельств не получит того, на что она вправе была рассчитывать при ее заключении.

Предположим, договором строительного подряда предусматривалось, что работа выполняется иждивением подрядчика – из его материалов, его силами и средствами. Подрядчик использовал при строительстве песок из конкретного карьера. Впоследствии вывоз песка из этого места был прекращен, и подрядчику пришлось вывозить песок из другого карьера, находящегося на значительном расстоянии от месторасположения строительства, что повлекло для него дополнительные незапланированные расходы. Таким образом, подрядчик не был лишен возможности исполнить обязательство, но его затраты стали в этой ситуации гораздо большими, чем он предполагал при заключении договора. Поэтому он утратил коммерческий интерес к его исполнению и потребовал изменения условий этого договора[5].

Конечно, наиболее верным способом достижения обозначенной цели (восстановление баланса имущественных интересов контрагентов) является соглашение сторон об изменении или расторжении договора. И только в том случае, если они не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с соответствующим иском (п. 2 ст. 451 ГК). Таким образом, законом предусмотрен досудебный порядок урегулирования спора, несоблюдение которого в силу ч. 2 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ является основанием для оставления иска без рассмотрения.

Так, разрешая спор о расторжении инвестиционного контракта и уплате денежных средств в качестве денежной компенсации затрат истца в ходе реализации контракта, арбитражный суд определением оставил без рассмотрения иск в части расторжения контракта[6]. При этом суд исходил из предусмотренного п. 2 ст. 451 ГК положения, согласно которому требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок.

Абзац ч. 1 ст. 451 ГК закрепляет следующую доказательственную презумпцию: существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для изменения договора, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. По мнению В.В. Витрянского, указанная презумпция представляется чрезвычайно прочной, поскольку в реальные договоры контрагенты обычно не включают подобное условие, которое могло бы выглядеть, например, следующим образом: «Если наступит обстоятельство, которое мы сейчас не предвидим, то оно не будет являться основанием для изменения или расторжения договора»[7]. И, напротив, существенное изменение обстоятельств не будет основанием для изменения договора, если стороны договорились об ином, закрепив это в договоре, либо иное вытекает из существа договора[8].

Можно привести такой пример[9]. Сторонами был заключен договор на производство опытно-конструкторских работ. При его заключении стороны согласовали договорную цену в рублях, определив при этом, что она является предельной и увеличению не подлежит (твердая фиксированная цена в рублях была подтверждена и протоколом согласования договорной цены). Истец выполнил принятые обязательства, ответчик произвел оплату работ в согласованном размере. Вместе с тем, по мнению истца, существенное изменение курса доллара (17.08.98) явилось существенным изменением обстоятельств и позволяло требовать увеличения цены за выполненные работы.

В удовлетворении иска об изменении договора в части размера цены договора суд отказал. Оснований для применения положений ст. 451 ГК в данном случае не было, поскольку из существа договора вытекало, что, заключив договор на таких условиях, каждая из сторон согласилась с возможностью существенного изменения обстоятельств. Кроме того, как обоснованно указал суд, в силу ст. 408 ГК надлежащее исполнение влечет его прекращение, тогда как из смысла ст. 451 ГК следует, что изменения могут быть внесены в договор на стадии его исполнения.

Существенное изменение обстоятельств по своему характеру напоминает непреодолимую силу; причины этих ситуаций схожи – они лежат за пределами действий контрагентов и от последних никак не зависят. Вместе с тем между ними имеются существенные отличия: непреодолимая сила влечет за собой невозможность исполнения обязательства, тогда как существенное изменение обстоятельств при наличии возможности исполнения обязательства делает это исполнение экономически невыгодным для стороны договора.

По одному из дел, рассмотренных в арбитражном суде, истец, требующий внесения изменения в контракт в части увеличения срока проведения строительных работ, ссылался на происшедшую техногенную аварию на объекте, связанную с особенностями гидрогеологического размещения строительства[10]. Отказывая в удовлетворении данного иска, суд правомерно отметил, что произошедшая авария может быть отнесена к категории форс-мажорных обстоятельств (как повлекшая за собой невозможность исполнения обязательства в срок), в силу чего истец в случае предъявления к нему требований, связанных с нарушением срока завершения работ, вправе доказывать отсутствие в этом своей вины. Оснований для изменения контракта по ст. 451 ГК не имелось.

Таким образом, расторжение (либо изменение) договора в условиях существенно изменившихся обстоятельств обусловлено необходимостью «восстановления баланса интересов сторон договора, существенным образом нарушенного в силу непредвиденного изменения внешних обстоятельств, не зависящих от воли сторон»[11].

Статью 451 ГК нельзя рассматривать как исключение из принципа обязательности исполнения обязательств, поскольку возможность расторжения (изменения) договора в связи с существенным изменением обстоятельств возникает при наличии определенных прямо указанных в ГК условий. Только установив существенность изменения обстоятельств, суд вправе договор расторгнуть (в исключительных случаях – изменить) путем приведения его в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами. В том случае, если изменение обстоятельств имеет место, но оно не может рассматриваться как существенное, ст. 451 ГК применению не подлежит.

Абзац 2 п. 1 ст. 451 ГК определяет существенность изменения обстоятельств следующим образом: «Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях».

Данное определение весьма размыто и не дает четких критериев, позволяющих отнести то или иное изменение обстоятельств к существенным. С другой стороны, вряд ли в законе можно очертить круг тех явлений, событий, фактов, которые могут быть признаны в качестве существенных изменений обстоятельств – для каждой конкретной ситуации они будут своими. Доказывая «существенность» влияния произошедших изменений на соотношение имущественных интересов сторон, заинтересованная сторона (истец) будет испытывать известные трудности. Ведь, как известно, нарушить в той или иной степени баланс имущественных интересов сторон может любое изменение обстоятельств.

Для того чтобы изменение обстоятельств, связанных с конкретным договором, было отнесено к категории существенных и тем самым признано достаточным для расторжения (в исключительных случаях – изменения) договора на основании решения суда, требуется наличие одновременно четырех условий, которые поименованы в п. 2 ст. 451 ГК. Надо отметить, что судом должна быть установлена именно совокупность всех четырех условий, что не раз подчеркивалось Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ[12]; в противном случае оснований для применения ст. 451 ГК у суда нет.

Первое из упомянутых условий – это убежденность обеих сторон при заключении договора, что такого изменения обстоятельств не произойдет (подп. 1 п. 2 ст. 451 ГК).

Можно предположить, что на стадии заключения договора возможность наступления каких-либо негативных изменений сторонами допускалась, однако наступившее изменение обстоятельств стороны не могли и не должны были предвидеть. По-видимому, решающим фактором в оценке этого изменения будет ответ на вопрос, могли ли стороны разумно предвидеть такое изменение в момент заключения договора.

Например, в силу заключенного договора строительного подряда подрядчик, приняв на себя обязанность обеспечения строительства всеми необходимыми материалами, конструкциями и оборудованием, добросовестно ее исполнял. В дальнейшем из-за стихийного бедствия был разрушен мост, по которому осуществлялась доставка материалов и оборудования к месту строительства объекта. В результате этого подрядчик был вынужден изменить маршрут транспортировки и пользоваться услугами парома, в связи с чем его расходы сильно возросли. В результате подрядчик утратил коммерческий интерес к исполнению договора и потребовал расторжения договора.

Отталкиваясь от презумпции, что в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет, обязанность доказывать обратное (а именно – что наступившее изменение обстоятельств при разумной оценке обстоятельств сторонами могло быть предусмотрено) возлагается на ответчика.

Тот же пример отвечает и второму обязательному условию, установленному п. 2 ст. 451 ГК, который предусматривает невиновность заинтересованной стороны (истца) в том, что вызвавшие изменение обстоятельств причины не преодолены после их возникновения, или, как гласит закон, изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота.

Учитывая, что в подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК говорится только о заинтересованной стороне, можно предположить, что не имеет юридического значения и не входит в предмет доказывания желание другой стороны (контрагента, выступающего в качестве ответчика) преодолеть причины, вызвавшие изменение обстоятельств. Так, можно предположить, что заказчик строительного объекта вложил инвестиции в постройку нового моста. Данное обстоятельство не окажет никакого воздействия на имущественное положение подрядчика, а потому не будет иметь значения для дела.

Следует подчеркнуть, что если изменение обстоятельств произошло в результате поведения любого из контрагентов, то нормы ст. 451 ГК к такому случаю не применимы – данная статья, как было сказано выше, применяется к такой ситуации, когда причины ее создания непреодолимы, не зависят от действий сторон договора.

Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал, что банкротство банка (заинтересованной стороны), происшедшее в результате рискованной кредитной политики, не может быть признано существенным изменением обстоятельств и рассматриваться как изменение обстоятельств, вызванных причинами, которые заинтересованная сторона, не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота[13].

Обязанность по доказыванию невиновности заинтересованной стороны в том, что причины, вызвавшие изменение обстоятельств не преодолены после их возникновения, возлагается на истца.

В качестве третьего обязательного условия, подлежащего доказыванию, закон называет следующее: исполнение договора в существующем виде (на прежних условиях) влечет такой ущерб для заинтересованной стороны (истца), что она лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК).

Так, при рассмотрении иска департамента имущества города к институту об изменении условий договора аренды суд установил следующее[14]. Договор заключен сторонами в 1994 г. на период до 2018 г. Минимальная ставка арендной платы неоднократно увеличивалась в централизованном порядке, однако институт вносит арендную плату по ставкам 1996 г., отклоняя предложения Департамента об увеличении арендной платы.

В качестве третьего условия истец по настоящему делу указывал, что сумма арендной платы, уплачиваемая истцом, наносит бюджету города ущерб, поскольку не обеспечивает возмещение расходов собственника на поддержание нормального состояния помещения. Оценив все обстоятельства спора, суд признал наличие существенного изменения обстоятельств, повлекших нарушение баланса имущественных интересов сторон, и удовлетворил иск.

Здесь прослеживается определенная аналогия с существенным нарушением обязательств контрагентом, поскольку для заинтересованной стороны наступают те же негативные последствия, что и при существенном нарушении обязательств контрагентом – она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (абз. 2 п. 2 ст. 450 ГК). Однако, как уже было сказано выше, действия контрагентов не могут рассматриваться в качестве причин, вызвавших существенное изменение обстоятельств, это самостоятельное основание для преобразования договора.

С учетом сказанного на заинтересованное лицо (истца) возлагается обязанность представить надлежащие доказательства того, что исполнение договора в прежнем виде настолько нарушает соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и влечет для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

И, наконец, четвертое условие, которое считается соблюденным, если из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона (истец). Названное условие содержит презумпцию, что заинтересованная сторона (истец) не должна нести риск изменения обстоятельств, поэтому доказательства обратного – что такой риск заинтересованной стороны вытекает из обычаев делового оборота или существа заключенного договора – должна представлять противная сторона (ответчик).

Как подчеркивает М.Г. Розенберг, в том случае, если в договоре прямо предусмотрено, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона, это условие также не будет соблюдено[15]. Например, при рассмотрении спора об изменении условий договора субзайма суд пришел к выводу о том, что по условиями спорного договора риск применения курсов валют прямо возлагается на заемщика (истца)[16]. Указанное позволило суду признать, что отсутствие, по крайней мере, условия, предусмотренного подп. 4 п. 2 ст. 451 ГК, позволяет сделать вывод об отсутствии совокупности четырех обязательных условий, необходимых для изменения договора по правилам названной статьи.

Итак, отсутствие хотя бы одного из названных условий не позволяет суду принять решение о расторжении договора по причине существенного изменения обстоятельств. Но практика свидетельствует о том, что в отдельных (достаточно редких!) случаях имеет место существенное изменение обстоятельств, требующее преобразования договора. В последнем случае, установив совокупность всех четырех условий, суд переходит к решению вопроса о расторжении (или в исключительных случаях – изменении) договора.

Особенность данного вида судебного процесса проявляется в том, что в большинстве случаев он направлен не на сохранение договора при изменении его отдельных условий, а, напротив, на его расторжение. То есть из двух возможных вариантов решения суда – о расторжении договора или об его изменении – приоритет отдается первому. Это объясняется тем, что, вынося решение об изменении условий договора, суд тем самым обязывает сторону исполнять договор на условиях, которые она заведомо считает для себя неприемлемыми[17].

Таким образом, установив совокупность четырех обязательных условий, суд в соответствии со ст. 451 ГК расторгает договор.

Что касается возможности изменения договора в связи с существенным изменением обстоятельств, то такое изменение допускается только в исключительных случаях (!), когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (п. 4 ст. 451 ГК). То есть для изменения договора в связи с существенным изменением обстоятельств суду, кроме совокупности указанных выше обстоятельств, необходимо наличие одного из двух дополнительных условий[18].

Примером первого дополнительного условия может служить договор о строительстве школы или больницы[19] или договор о поставке товаров в социально-значимые учреждения (дома-интернаты, дома престарелых). Второе дополнительное условие требует, чтобы учитывались интересы обеих сторон, а не только заинтересованной стороны, предъявившей иск.

Доказывание любого из дополнительных условий возлагается на сторону, не имеющую интереса в расторжении договора.

Таковы вкратце те рекомендации, которые можно дать применительно к процедуре доказывания существенного изменения обстоятельств.
[1] Постановление ФАС Московского округа от 1 октября 2002 г. по делу N КГ-А40/6447-02.

[2] Постановление ФАС Московского округа от 6 марта 2003 г. по делу N КГ-А40/419-03-п.

[3] Постановление ФАС Московского округа от 14 октября 2002 г. по делу N КГ-А40/6828-02.

[4] Специалисты сегодня считают допустимой формулировку искового заявления «факультативным» образом: например, о передаче в собственность имущества, а если его не окажется в натуре – взыскании его стоимости либо о расторжении договора в силу существенного нарушения обязанностей контрагентом или существенного изменения обстоятельств и т.д. «Факультативное» изложение искового требования осложняет определение круга подлежащих доказыванию обстоятельств и проверку относимости и допустимости представленных доказательств, в некоторых случаях – затрудняет решение вопроса о привлечении к участию в деле лиц, права и законные интересы которых может затронуть выносимое судебное решение, а кроме того, в едином процессе суд фактически рассматривает два иска при том, что государственной пошлиной оплачивается только один из исков и т.д. Таким образом запрет на «факультативное» изложение искового требования существенно облегчит разбирательство по делу.

[5] Согласно ст. 709 ГК цена работы (смета) должна охватывать как компенсацию издержек подрядчика, так и причитающееся ему вознаграждение. Если договором установлена твердая цена, которая не может быть увеличена по требованию одной только стороны, то при наличии оснований, подпадающих под признаки «существенного изменения обстоятельств», суд договор расторгнет (изменит). Если же договор содержал приблизительную цену и возникла потребность в ее изменении, то нормы ст. 451 ГК в данном случае неприменимы, а действует специальный порядок, закрепленный в п. 5 ст. 709 ГК.

[6] См.: постановление ФАС Московского округа от 7 февраля 2001 г. по делу N КГ-А40/211-01.

[7] Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. – М.: Спарк. Хозяйство и право. 1999. С. 580.

[8] То есть даже при отсутствии прямо закрепленного условия о действии договора вне зависимости от любых обстоятельств, из существа договора может следовать, что стороны договора, признавая вероятность существенного изменения обстоятельств, предусмотрели «независимость» договора от таких изменений.

[9] Постановление ФАС Московского округа от 4 января 2001 г. по делу N КГ-А40/6004-00.

[10] Постановление ФАС Московского округа от 17 января 2001 г. по делу N КГ-А40/8089-01.

[11] Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом I. / Отв. ред. Суханов Е.А. – М.: БЕК. 1999. С. 200.

[12] См., например, постановления Президиума ВАС РФ от 21 января 1997 г. N 2267/96, от 6 октября 1998 г. N 249/98, от 25 января 2000 г. N 6058/99.

[13] См. постановление Президиума ВАС РФ от 15 июня 1999 г. N 1020/99.

[14] Постановление ФАС Московского округа от 31 января 2002 г. по делу N КГ-А40/41-02.

[15] Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. – М.: Юридическая литература. 1995. С. 210.

[16] Постановление ФАС Московского округа от 7 мая 2002 г. по делу N КГ-А40/2757-02.

[17] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. – М.: Статут. 1998. С. 358-359.

[18] На обязательность доказывания дополнительного условия указывалось, в частности, в постановлении ФАС Московского округа от 12 сентября 2002 г. по делу N КГ-А40/5983-02, от 25 февраля 2003 г. по делу N КГ-А41/560-03.

[19] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный). / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М. 1998. С. 737.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика