Конституционный суд о восстановлении пропущенного процессуального срока

Конституционный Суд Российской Федерации Постановление от 17 марта 2010 г. № 6-П По делу о проверке конституционности положений статьи 117, части 4 статьи 292, статей 295, 296, 299 и части 2 статьи 310 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой закрытого акционерного общества «Довод»

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего – судьи Н.С. Бондаря, судей Г.А. Гаджиева, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы, В.Г. Ярославцева,

с участием представителя ЗАО «Довод» – кандидата юридических наук Е.В. Кагана, представителя Совета Федерации – доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, статьей 12, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений статьи 117, части 4 статьи 292, статей 295, 296, 299 и части 2 статьи 310 АПК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба ЗАО «Довод». Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Г.А. Гаджиева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации – заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Т.К. Андреевой, от Генерального прокурора Российской Федерации – Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Заявитель по настоящему делу – ЗАО «Довод» оспаривает конституционность следующих положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации:

статьи 117, регламентирующей порядок подачи и рассмотрения ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока;

части 4 статьи 292, в соответствии с которой срок подачи заявления о пересмотре в порядке надзора судебного акта может быть восстановлен судьей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по ходатайству лица, указанного в статье 42 данного Кодекса (лица, не участвовавшего в деле, о правах и об обязанностях которого арбитражный суд принял судебный акт), при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав или законных интересов оспариваемым судебным актом;

статьи 295, в силу которой заявление о пересмотре в порядке надзора судебного акта, поданное с соблюдением требований, предусмотренных данным Кодексом, принимается к производству Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании определения судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;

статьи 296, в силу которой Высший Арбитражный Суд Российской Федерации возвращает заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора, если при решении вопроса о его принятии к производству установит, что не соблюдены требования, предусмотренные данным Кодексом;

статьи 299, регламентирующей порядок рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора;

части 2 статьи 310, устанавливающей, что пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, которым изменен судебный акт либо принят новый судебный акт, производится тем судом, который изменил судебный акт или принял новый судебный акт.

1.1. Исковые требования ЗАО «Довод» к ООО «Рыбный терминал «Норск-1″ и международной коммерческой компании «Gratemall Investments Inc.» о признании незаключенным договора купли-продажи доли (100%) в уставном капитале ООО «Рыбный терминал «Норск-1″, о признании недействительным решения единственного участника этого общества от 4 октября 2004 года и о признании за истцом права собственности на 100-процентную долю в его уставном капитале были удовлетворены решением Арбитражного суда Московской области от 14 декабря 2005 года. В апелляционном и кассационном порядке данный судебный акт не обжаловался.

Судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации определением от 19 января 2009 года принял к производству заявление гражданина Н.А. Кошелева, не привлеченного к участию в деле, но утверждавшего, что решением Арбитражного суда Московской области от 14 декабря 2005 года нарушены его права, о пересмотре этого судебного акта в порядке надзора, восстановив пропущенный процессуальный срок на подачу заявления на основании части 4 статьи 292 АПК Российской Федерации. Определением от 26 февраля 2009 года, вынесенным коллегиальным составом судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Н.А. Кошелеву отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения арбитражного суда первой инстанции и дело направлено на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 13 апреля 2009 года решение Арбитражного суда Московской области от 14 декабря 2005 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Определением Арбитражного суда Московской области от 20 октября 2009 года производство по делу прекращено на основании пункта 5 части 1 статьи 150 АПК Российской Федерации в связи с ликвидацией международной коммерческой компании «Gratemall Investments Inc.».

Полагая, что процессуальный срок на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора был восстановлен по ходатайству Н.А. Кошелева без учета существенных обстоятельств дела, ЗАО «Довод» обратилось с заявлениями о пересмотре определений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 января 2009 года и от 26 февраля 2009 года в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Эти заявления были возвращены определением судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 апреля 2009 года со ссылкой на то, что возможность пересмотра оспариваемых судебных актов в указанных процедурах действующим законодательством не предусмотрена.

1.2. В соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановления только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению в обращении; при этом Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов (части вторая и третья статьи 74).

Как утверждает ЗАО «Довод», в результате применения арбитражными судами в его деле статьи 117, части 4 статьи 292, статей 295, 296, 299 и части 2 статьи 310 АПК Российской Федерации, позволивших безосновательно восстановить срок на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, было нарушено его право на справедливое судебное разбирательство, вытекающее из статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации. В обоснование своей позиции заявитель ссылается на то, что оспариваемые законоположения не позволяют Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации проверить истинность утверждений обратившегося с ходатайством о восстановлении пропущенного срока лица, указанного в статье 42 АПК Российской Федерации, истребовать материалы дела для проверки оснований восстановления срока, запрашивать отзывы других участников дела, привлекать к процедуре восстановления пропущенного срока всех заинтересованных лиц, а также не предусматривают возможность обжалования участниками дела незаконного, по их мнению, восстановления судьей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации пропущенного процессуального срока.

Следовательно, несоответствие оспариваемых законоположений статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации заявитель связывает прежде всего с отсутствием, как он полагает, надлежащей процедуры рассмотрения ходатайства о восстановлении срока на подачу заявления о пересмотре в порядке надзора судебного акта, т.е. с самим порядком восстановления пропущенного процессуального срока, включая возможность оспаривания принятого решения (как в процедуре надзорного производства, так и по вновь открывшимся обстоятельствам).

Между тем статьи 295, 296 и 299 (за исключением ее части 6) АПК Российской Федерации, регламентирующие принятие и рассмотрение заявлений о пересмотре судебных актов в порядке надзора, равно как и часть 2 статьи 310 данного Кодекса, которой определяются суды, осуществляющие пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, не касаются непосредственно порядка восстановления срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора.

Различия же в правовом регулировании соответствующих процедур в арбитражном и гражданском процессуальном законодательстве, включая возможность оспаривания восстановления пропущенного процессуального срока, не свидетельствуют о нарушении конституционного права на судебную защиту: такая возможность в арбитражном судопроизводстве не исключается, поскольку возражения относительно правомерности восстановления срока, подтвержденные документально, могут быть изложены заинтересованным лицом в отзыве на заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора, который направляется в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, и, следовательно, впоследствии могут быть оценены при проверке решения по существу дела. Таким образом, статьи 295, 296, части 1 – 5, 7 – 9 статьи 299 и часть 2 статьи 310 АПК Российской Федерации сами по себе не могут быть признаны нарушающими конституционные права заявителя в конкретном деле, а потому производство по его жалобе в этой части подлежит прекращению.

Соответственно, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные положения статьи 117, части 4 статьи 292 и части 6 статьи 299 АПК Российской Федерации, которыми регулируется восстановление срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора по ходатайству лица, не участвовавшего в деле, о правах и об обязанностях которого арбитражный суд принял данный судебный акт, и последующее направление дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в арбитражный суд кассационной инстанции.

2. Согласно статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Данное право, будучи основным неотчуждаемым правом человека, выступает одновременно гарантией всех других прав и свобод человека и гражданина.

Как следует из статьи 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 19 (часть 1), 47 (часть 1) и 123 (часть 3), право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии эффективного восстановления в правах на основе законодательно закрепленных критериев, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяют, в каком суде и в какой процедуре подлежит рассмотрению конкретное дело, что позволяет суду (судье), сторонам, другим участникам процесса, а также иным заинтересованным лицам избежать правовой неопределенности в этом вопросе. Поскольку в рамках защиты нарушенных прав и свобод возможно обжалование в суд решений и действий (бездействия) любых государственных органов, включая судебные, необходимым элементом нормативного содержания данного конституционного права является пересмотр ошибочного судебного акта (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года № 4-П, от 3 февраля 1998 года № 5-П, от 20 февраля 2006 года № 1-П и др.).

В силу взаимосвязанных положений статей 1, 2, 17, 18, 45 и 118 Конституции Российской Федерации, обязывающих Российскую Федерацию как правовое государство к созданию системы защиты прав и свобод человека и гражданина посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, федеральный законодатель при реализации соответствующих дискреционных полномочий должен исходить из необходимости обеспечения стабильности (определенности) признанного вступившим в законную силу судебным решением правового статуса лица, с одной стороны, и определения нормативных условий, при которых судебное решение, разрешившее спор по существу (в том числе в отношении прав и обязанностей лиц, не принимавших участия в деле) и вступившее в законную силу, но при этом содержащее фундаментальную ошибку, могло бы быть пересмотрено в соответствии с предусмотренными законом основаниями и в разумный срок, – с другой. Иное приводило бы к нестабильности правовых отношений, произвольному изменению установленного окончательным судебным актом правового статуса их участников, создавало бы неопределенность как в спорных материальных правоотношениях, так и в возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П).

Законодательное регулирование права на пересмотр вступившего в законную силу судебного акта в порядке надзора, включая право заинтересованных лиц на восстановление процессуального срока для инициирования такого пересмотра, должно соотноситься с конституционным статусом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которому принадлежит исключительное полномочие по осуществлению надзорного производства, и с конституционной природой и предназначением надзорного производства как субсидиарной формы судебной защиты прав и свобод, используемой лишь в исключительных случаях, когда в результате фундаментальной ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства, существенно нарушены права и законные интересы, которые иначе не могут быть восстановлены. При этом обязанность по предотвращению злоупотребления правом на судебную защиту со стороны лиц, требующих восстановления пропущенного процессуального срока при отсутствии к тому объективных оснований или по прошествии определенного – разумного по своей продолжительности – периода, лежит как на законодательной власти, так и на власти судебной.

Это согласуется с выработанными в практике Совета Европы стандартами, которые применительно к производству в суде третьей инстанции – учитывая, что проблемы, связанные с увеличением числа жалоб и продолжительностью производства по ним, могут ущемить право лица на разбирательство в разумный срок и что неэффективные или ненадлежащие процедуры и злоупотребление сторонами правом на жалобу служат причиной неоправданных задержек и могут подорвать доверие к системе правосудия, – ориентируют государства на принятие мер, направленных в том числе на предотвращение любых злоупотреблений системой или процедурой обжалования окончательных судебных актов (преамбула, статьи 4 и 7 рекомендации N R (95) 5 Комитета Министров Совета Европы от 7 февраля 1995 года «Относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам»).

Таким образом, законодательное регулирование восстановления срока для подачи заявления о пересмотре в порядке надзора вступившего в законную силу судебного акта должно обеспечивать надлежащий баланс между вытекающим из Конституции Российской Федерации принципом правовой определенности и правом на справедливое судебное разбирательство, предполагающим вынесение законного и обоснованного судебного решения, с тем чтобы восстановление пропущенного срока и, как следствие, возбуждение надзорного производства по делу могли иметь место лишь в течение ограниченного разумными пределами периода и при наличии существенных объективных обстоятельств, не позволивших заинтересованному лицу, добивающемуся его восстановления, защитить свои права ни в ординарной судебной инстанции, ни в рамках общего срока для надзорного обжалования.

3. В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации процессуальные действия совершаются в сроки, установленные данным Кодексом или иными федеральными законами (часть 1 статьи 113); с истечением процессуальных сроков лица, участвующие в деле, утрачивают право на совершение процессуальных действий (часть 1 статьи 115).

Гарантией для лиц, не реализовавших по уважительным причинам свое право на совершение процессуальных действий в установленный срок, является институт восстановления процессуальных сроков, предусмотренный статьей 117 АПК Российской Федерации, согласно которой пропущенный процессуальный срок может быть восстановлен по ходатайству лица, участвующего в деле; такое ходатайство подается в арбитражный суд, в котором должно быть совершено процессуальное действие, рассматривается в судебном заседании без извещения лиц, участвующих в деле, и его разрешение предшествует осуществлению соответствующего процессуального действия за пределами пропущенного срока.

3.1. Федеральным законом от 31 марта 2005 года № 25-ФЗ статья 292 АПК Российской Федерации, определяющая круг лиц, имеющих право оспорить судебный акт в порядке надзора, а также предельный срок подачи соответствующего заявления в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, была дополнена частью 4, согласно которой срок подачи заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, пропущенный по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с таким заявлением, по ходатайству заявителя может быть восстановлен судьей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня вступления в законную силу последнего оспариваемого судебного акта или, если ходатайство подано лицом, указанным в статье 42 данного Кодекса, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав или законных интересов оспариваемым судебным актом.

Хотя часть 4 статьи 292 АПК Российской Федерации не отсылает непосредственно к его статье 117, закрепляющей общие правила восстановления процессуальных сроков, включая оговорку о том, что эти общие правила действуют, если иное не предусмотрено данным Кодексом, содержащиеся в указанных статьях нормативные положения находятся в системной связи и, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 15 ноября 2007 года № 744-О-О, выступают дополнительной процессуальной гарантией права на судебную защиту для лиц, не участвовавших в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял оспариваемый судебный акт, и сами по себе не могут нарушать какие-либо права участников процесса.

Вместе с тем реализация лицами, указанными в статье 42 АПК Российской Федерации, права на судебную защиту, обеспечиваемого особым порядком исчисления срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора (с момента, когда лицу становится известно о нарушении его прав данным судебным актом), не должна приводить к необоснованному восстановлению пропущенного процессуального срока и тем самым – к нарушению принципа правовой определенности, что предполагает наличие соответствующих гарантий. Произвольное восстановление процессуальных сроков противоречило бы целям их установления.

3.2. В соответствии с предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации порядком надзорного производства – в отличие от других стадий арбитражного судопроизводства, в которых соответствующие жалобы и заявления принимаются к производству тем же арбитражным судом, который затем выносит решение по существу дела (апелляционное и кассационное производство, пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам), – судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации единолично выносит определение о принятии заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора.

Это определение, которым также восстанавливается пропущенный процессуальный срок, передается согласно статье 299 АПК Российской Федерации на рассмотрение коллегиального состава судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, решающего в режиме судебного заседания в предварительной процедуре вопрос о приемлемости заявления и определяющего, исходя из оценки изложенных в нем доводов, а также из содержания оспариваемого судебного акта, наличие или отсутствие оснований для его пересмотра в порядке надзора; при необходимости суд может истребовать дело из арбитражного суда.

Рассмотрение заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора коллегиальным составом судей является вторым обязательным этапом, обеспечивающим обоснованность передачи дел на рассмотрение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. В случае если при рассмотрении заявления будет установлено, что предусмотренные статьей 304 АПК Российской Федерации основания для пересмотра дела в порядке надзора отсутствуют, но имеются иные основания для проверки правильности применения норм материального или процессуального права, коллегиальный состав судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации может направить дело на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции при условии, что данный судебный акт не пересматривался в порядке кассационного производства (часть 6 статьи 299 АПК Российской Федерации). Направление дела на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции (учитывая, что цели кассационного производства в таких случаях не могут расходиться с общими целями кассационного производства, закрепленными в главе 35 АПК Российской Федерации) допустимо только в случае подтверждения коллегиальным составом судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отсутствия оснований, предусмотренных статьей 304 АПК Российской Федерации, что исключает проверочную деятельность Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как надзорной инстанции.

Поскольку судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принимает решение о восстановлении пропущенного срока, основываясь на доводах, изложенных в заявлении о пересмотре судебного акта в порядке надзора, и на представленных заявителем документах (копиях оспариваемого и других принятых по делу судебных актов), без исследования всех иных необходимых доказательств и без заслушивания других участников процесса, из предмета проверки, осуществляемой коллегиально в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации, – при наличии отзыва лица, участвующего в деле, на заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора, в котором содержатся соответствующие возражения, – не должна исключаться обоснованность восстановления судьей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации срока для подачи такого заявления.

Это означает как необходимость подтверждения уважительных причин для восстановления срока соответствующими доказательствами, так и предоставление участвующим в деле лицам возможности довести свою позицию по делу до суда и быть выслушанными судом, что корреспондирует предписанию части 7 статьи 299 АПК Российской Федерации о направлении участвующим в деле лицам, в случае восстановления в надзорном порядке срока на обжалование, копии определения коллегиального состава судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о передаче дела в арбитражный суд кассационной инстанции. В условиях действующего правового регулирования восстановление пропущенного срока должно подвергаться контролю как при рассмотрении коллегиальным составом судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации соответствующего заявления, так и при разрешении дела по существу, что позволит обеспечить обоснованный (мотивированный) характер решений о восстановлении пропущенных процессуальных сроков в надзорном производстве.

Таким образом, взаимосвязанные положения статьи 117, части 4 статьи 292 и части 6 статьи 299 АПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации исходя из конституционных целей правосудия, презумпции конституционности закона и в соответствии с конституционно значимыми принципами процессуального права, не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку предполагают обязательность оценки компетентными арбитражными судами – как при решении вопроса о восстановлении пропущенного срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, так и после его восстановления при последующем рассмотрении дела в соответствующей инстанции – обоснованности доводов лица, настаивавшего на таком восстановлении, и не исключают возможность прекращения начатого производства по делу, если в процессе его рассмотрения будет установлено, что основания для восстановления срока отсутствовали.

3.3. Статья 127 Конституции Российской Федерации наделяет Высший Арбитражный Суд Российской Федерации полномочием давать разъяснения арбитражным судам по вопросам судебной практики, включая толкование процессуальных норм с учетом конституционных и общих правовых принципов. Соответственно, процедуры проверки уважительности причин для восстановления пропущенного процессуального срока – как установленные законом, так и сложившиеся в правоприменительной практике – могут быть разъяснены высшим судебным органом в системе арбитражных судов, с тем чтобы были единообразно определены осуществляющие этот контроль судебные органы и их полномочия по проверке обоснованности восстановления пропущенного процессуального срока.

Этим не ставятся под сомнение вытекающие из статьи 71 (пункт «о») Конституции Российской Федерации полномочия федерального законодателя по установлению процедур и инстанционного порядка судебной защиты при осуществлении судопроизводства арбитражными судами.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 2 части первой статьи 43, статьей 68, частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не противоречащими Конституции Российской Федерации взаимосвязанные положения статьи 117, части 4 статьи 292 и части 6 статьи 299 АПК Российской Федерации, поскольку эти положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают обязательность оценки компетентными арбитражными судами – как при решении вопроса о восстановлении срока на подачу заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, так и при последующем рассмотрении дела в случае восстановления пропущенного срока – обоснованности доводов лица, настаивавшего на таком восстановлении, и не исключают возможность прекращения возбужденного производства по делу.

Конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

2. Прекратить производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности статей 295, 296, частей 1 – 5, 7 – 9 статьи 299 и части 2 статьи 310 АПК Российской Федерации.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

 

Конституционный Суд

Российской Федерации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика